Главные новости

О чем думает ректор

При взгляде на высшее образование первая ассоциация, которая возникает – это экспериментальный полигон. В 90-е годы любые три человека, собравшись в частной квартире, могли объявить ее университетом, получить лицензию. Формально все делалось по закону. Но цифры говорят сами за себя. Если в советское время на территории России было около 600 вузов, то сейчас только негосударственных образовательных учреждений и их филиалов насчитывается 3345.

Следствием такого роста количества высших учебных заведений, как можно предполагать, стала нехватка квалифицированных преподавателей. В итоге, с одной стороны, сегодня у нас приходится 500 студентов на десять тысяч населения, и по этому показателю мы вышли в мировые лидеры, с другой – уровень подготовки дипломированных специалистов заметно снизился. Тягу к знаниям надо, конечно, приветствовать, люди, пришедшие учиться, ни в чем не виноваты. Вопрос следует адресовать ответственным за формирование учебных программ, а они частенько не озабочены этой проблемой. Но ведь важной составляющей любого учебного курса является не то, что читается, и кем читается. В результате получается, что в России около 7 миллионов студентов, но при этом качество подготовки специалистов постоянно падает.
К выше перечисленным проблемам добавилась и еще одна – принятие болонской двухуровневой системы образования.

Сама по себе Болонская система образования хороша, но ее нельзя механически переносить на Россию. Внешне ее достоинства неоспоримы – 4 года базового образования, а дальше – в зависимости от потребностей и возможностей. Но при этом не стоит забывать, что большинстве европейских стран в школе учатся 12 лет, а в Германии вообще 13. Как минимум на год или два больше чем в России. Тезис о конвертируемости диплома звучит, конечно, заманчиво.
Работу можно искать по всему миру и везде диплом будет признан. Но не стоит забывать о том уроне, который был нанесен российской науке, после того, как в 90-е начался массовый отток молодых специалистов за рубеж. Число научных сотрудников сократилось вдовое. Одним словом легкость отъезда конвертируемых специалистов перестает быть явным достоинством болонской системы.

На сохранении пятилетнего образовательного цикла по ряду специальностей, таких как медицина, юриспруденция, фундаментальная наука – математика, физика, химия настаивает ректор МГУ В. Садовничий. Кроме того, ведущие вузы страны должны иметь право сами решать переходить им на систему «бакалавр – магистр» или все же подождать. При сопоставлении учебных и лекционных планов, научной работы студентов, способов контроля за получаемым материалом лучших вузов мира, таких как Беркли, Гарвард, Оксфорд, Кембридж, Сорбонна и МГУ, оказалось, что фундаментальная подготовка в МГУ в первые пять лет обучения по насыщенности и объему примерно в два раза выше, чем в любом другом университете мира. Но, как признается В.Садовничий, МГУ резко уступает зарубежным вузам при подготовке аспирантов. Что же касается бакалавриата, то в ведущем вузе страны он существует уже 10 лет, но только 5 студентов из 100 заканчивают свое образование после 4 лет обучения.

Не обошел вниманием В.Садовничий и вопрос о создании Образовательного кодекса, который разрабатывается в стенах МГУ. Идее этого свода появилась 8 лет назад. Проект начинался совместно с Госдумой и Советом Федерации. Сейчас в его разработке участвуют не только преподаватели юрфака МГУ, но и приглашенные эксперты из тридцати других вузов страны. Образование – слишком широкое поле, чтобы накрыть его лоскутками отдельных законов. И, по мнению ректора МГУ, нужен обобщающий документ, регулирующий все вопросы. Если есть Трудовой кодекс, Налоговый, Земельный, Уголовный, в конце концов, то почему не создать Образовательный. К действующим законам об образовании за последние годы были приняты десятки, может, сотни дополнений, изменений, уточнений. Они порой противоречат сами себе. Все нужно привести к единому знаменателю. Кодекс мог бы конституировать систему образования в стране, прописав любые нюансы. За разработку взялся юридический факультет МГУ, вчерне документ готов. В ближайшее время документ должен поступить на экспертизу в Госдуму. В ее власти придать кодексу статус федерального закона.

В документе особо оговаривается право университетов выдавать дипломы собственного образца. Во всем мире университеты выдают собственные дипломы, как своеобразный знак качества. Университет должен отвечать за качество образования, в противном случае он рискует именем и честью. Право избранных университетов выдавать собственные дипломы может повысить их ценность.

Кроме того, ректор МГУ освятил инициативу Союза ректоров о введении в российских вузах должности президента. Эта инициатива связана с тем, что несколько лет назад Минобрнауки стало без исключений, предусмотренных законом, реализовывать норму о 65-летнем возрастном цензе. Ректоров, достигших этого возраста, вынуждали оставить пост. В результате заслуженные люди, сделавшие массу полезного для высшей школы, обладающие колоссальным опытом, связями и авторитетом в научной среде, оказались перед необходимостью слепо следовать букве правил. Ректор в России – фигура несколько иная, нежели на Западе. Там это обычная административная должность, на которую назначают сроком на 3 года. У нас же ректора выбирают, и часто именно он ассоциируется с вузом. Человек – бренд. Разбрасываться таким богатством – непозволительная роскошь. Для сотни ректоров, перешагнувших порог 65 лет, собственно, и был учрежден пост президента университета. Это не вводит двоевластия, не нарушает принцип единоначалия. Все рычаги по-прежнему находятся у ректора, он главный администратор, а президент следит за соблюдением традиций, отвечает за имидж, берет на себя попечительские и представительские функции, делает иную важную и нужную работу.

©5ballov.ru.